Размер шрифта: A A A
Цвета сайта: Ц Ц Ц
Изображения Вкл. Выкл.

Школа Веры Образумовой

Школа Веры Образумовой

50-летний юбилей  Певекской школы искусств - под этим знаком пройдёт весь 2012 год! Преподаватели  и учащиеся, уроки и переменки, концерты и выставки, конкурсы и фестивали -  это история всей нашей школы. И создана она была интересными, яркими людьми, которые смогли сотворить эту сущность, этот живой организм –  школу искусств. А у всего живого есть периоды зарождения, взлёта, падения или застоя.

 

Сейчас наше учреждение переживает не лучшие времена. Застоем это не назовешь, но «периодом реформирования»,  и если хотите, «периодом выживания», пожалуй.  Сказывается наличие негативных факторов: отток населения из нашего края, дороговизна продуктов, суровый климат. Но самый печальный фактор – низкая зарплата, которая в старые добрые времена могла компенсировать лишение тепла и солнца.  Непомерно высокие цены (которые непомерно высокими в «период застоя» не были). Некогда численность Чаунского района была велика, и много детей поступало в  школу искусств (по конкурсу!). Сколько детей не проходили этот пресловутый конкурс и вынуждены были идти в Дома культуры, где открывали классы игры на музыкальных инструментах. Престижно было уметь играть, петь или  рисовать. Велась политика на уровне государства. Но что вспоминать об этом! Да, это было, но мы живем в сегодняшнем дне, реалии другие. Поэтому, моя задача как директора – сохранить то лучшее, что создали мои предшественники, прежде всего, первый директор – Вера Михайловна Образумова, её последователи —  Александр Эдуардович  Горенштейн, Римма Абдулловна Мансурова, Елена Анатольевна Лунькова — личности яркие, неординарные — сберечь в тех условиях, которые диктуют наши сегодняшние события.

 

Вера Михайловна Образумова, как настоящий руководитель того времени, держала в своих крепких руках всю нашу школу! Мы ее побаивались. Она умело скрывала свои слабости и представлялась нам сплошным металлом, а не человеком!   Когда она уезжала в командировку, для коллектива это были самые счастливые моменты. Её присутствие накладывало всегда какой-то отпечаток несвободы (зажатости). Когда  она покидала свой  кабинет или шла по коридору школы — это было событие!  Возникало какое-то напряжение. Не знаю сейчас, отчего мы ее так воспринимали. Ведь она очень добрый, чуткий и интеллигентный человек.

 

 Из всех специалистов только Наташа Криворучко отдавала должное Вере Михайловне, утверждала, что она очень толковый администратор. И, действительно, Вера Михайловна всегда была в курсе наших дел и старалась каким-то образом отметить наши успехи.  Я никогда не забуду такой момент. В то время книги были большим дефицитом, их сложно было приобрести. Зная о моём 20-летнем юбилее, Вера Михайловна подарила мне  альбом, посвященный жизни и творчеству  А.Н. Скрябина. 

 

Одно время мне казалось, что она совершенно не замечает, как я стараюсь добиться успеха. Стараюсь сделать  так, чтобы детям было  интересно. Чтобы, как сейчас модно говорить,  вызвать у своих учеников мотивацию к систематическим занятиям и серьезному отношению к ним. Я жила школой. На самом деле Вера Михайловна  замечала всё.

 

Грамоты в  школе 80-90-х годов были редкими, а потому  очень ценными. Их получали единицы, не говоря о премиях. Премию за те годы я помню  только одну. Мы получили её все. Размер ее был непомерно велик! Пятьдесят рублей! Но это был единичный случай!

 

Уже сегодня, с позиции своего возраста и положения, пытаюсь понять, почему Вера Михайловна вела себя именно так?   Коллектив был сильным, неоднозначным, конкурентоспособным. Многие преподаватели претендовали на место директора. Им, видимо, казалось, что они проявили бы себя лучше, чем Вера Михайловна. Были бесконечные жалобы, и поэтому приезжали разные комиссии, проверки шли одна за другой. Однажды я наблюдала, как Вера Михайловна сидела и тихо плакала. Видимо, от  внезапно накатившего бессилия. Но это была непродолжительная слабость. Больше я никогда ее такой не видела. Думаю, что Образумова была лучшим администратором за все годы существования школы.  Наверное, потому что она «выросла» в этой школе в руководителя. Ведь школа, как ни крути, именно ее детище! А ещё Вера Михайловна  обладала  хорошим голосом – грудным, бархатным меццо-сопрано. Однажды на одном из капустников она исполнила  «Хабанеру»  на переделанный текст из оперы Бизе «Кармен». Это было впечатляюще! Смело, артистично! И даже напоминала Кармен!

 

История школы очень примечательна. Во-первых,  огромное количество выпускников за (еще не полных) 50 лет! Во-вторых, большое количество выпускников, поступивших  в средние специальные и высшие учебные заведения, для которых занятие каким-либо видом искусства стало профессией. Сейчас поступающих  значительно меньше. Но зато все зачисленные  в институты и училища – действительно одарённые, и смогут внести свою лепту в развитие музыкального и изобразительного искусства.

 

В связи с юбилеем мне бы хотелось вспомнить преподавателей, которые работали в нашей школе. Это соратница Веры Образумовой, нашего первого директора — Анна Блувштейн. Анна Васильевна вела  предметы теоретического курса. Те, что всегда пугали детей. Вела  увлечённо,  так что хотелось попасть  к ней на уроки. Все было понятно и  интересно!  Во время учёбы в Певекской музыкальной школе я несколько раз по замещению «попадала» к Анне Васильевне. Это были незабываемые часы, и мне очень хотелось заниматься у этого педагога.

 

Когда в  1981 году я пришла работать в Певекскую школу, Анна Васильевна к моему глубочайшему удивлению работала секретарем. На мой безмолвный вопрос, она  ответила: «Выработалась». Вот так без остатка она отдала всю себя нам —  детям, желающим заниматься прекрасным видом искусства – музыкой!

 

Музыкальную  литературу  вела  Светлана Константиновна Гайнутдинова. Очень красивая и ухоженная  женщина!  В своем предмете она знала толк! Кстати,  сладкоежка. Во время своих увлекательных рассказов о жизни композиторов и их произведениях,  она  ела конфеты! Но это ничуть не портило ее образ -  образ человека, знающего свой предмет, крепкого профессионала. Однажды она выдвинула ящик, и я увидела, что там лежит колоссальное количество фантиков! Ее рассказы о строении классической симфонии (далеко не простое строение!) я хорошо помню, хотя многое тогда, в силу своего возраста,  не понимала.   

 

Совсем непродолжительно пребывала в школе Людмила Дмитриевна Крынина – пианистка. Я у неё училась с третьего класса, как только приехала с родителями на Чукотку. У нее же начинал заниматься   Юра Логачёв (сейчас преподаёт в Музыкальной Академии в Тель-Авиве). А  тогда обычный мальчик, такой же, как мы все.

 

У Лены Луньковой, замначальника Управления социальной политики, преподавала специальность Елена Михайловна Дикова-Фаворская. Крепкая пианистка, запомнилась как очень строгий преподаватель. Кстати, свое обучение Юра Логачёв продолжил в ее классе.

 

Очень долго работала в нашей школе Лилия Степановна Темченко. Она приехала в Певек молодым специалистом и уехала, когда вышла на пенсию. Отдала нашей школе всю жизнь. Вела сольфеджио, была иллюстратором у пианистов, но основным её «коньком» стал хор, которым она руководила много лет! Уверена, что многие из нас помнят песни из репертуара нашего большого коллектива! Когда хор выходил на сцену Дома культуры, он занимал практически все пространство сцены!  

 

 Молодым специалистом пришла в 70-х годах в музыкальную школу Римма Абдулловна Мансурова (Ахмадиева). Была  завучем,  директором. Одна из первых получила звание «Заслуженного работника культуры РФ». Римма Абдулловна всегда была человеком широких интересов! Она успевала  многое! Однажды она поставила с ребятами музыкальный спектакль на английском языке — «Бременские музыканты». Помогала  выпускница школы – Мария Скоробогатова. Спектакль был настоящий, с декорациями и  костюмами!

 

Вместе со мной в школу приехало несколько специалистов-музыкантов: Наталья Алексеевна Криворучко,  пианистка, закончила Нижегородскую консерваторию по классу фортепиано. Следом — баянист Валерий Мягков и скрипачка Тамара Шашкова. С ними и я влилась в коллектив,  мне было легко, потому что я, как и они, была новичком в этом коллективе. Мы сдружились. Позже, эти же музыканты — Наталья Криворучко, Тамара Шашкова, Лариса Сирош и Валерий Мягков — создали  оригинальный квартет, который назвали «АРС», что в переводе с латинского значит «искусство». Его состав был для тех времён  необычен, в него входили две скрипки, фортепьяно и баян. А на  сегодняшний день — это привычное сочетание  инструментов.    Валерий Мягков, заканчивая институт искусств, сделал дипломную работу, которая   называлась так: «Нетрадиционный состав камерного ансамбля». Для этого квартета он сам расписывал партии. В репертуаре камерного ансамбля были произведения классической музыки – Чайковского, Глинки, современников – Шнитке, Гаврилина.

 

Однажды Наталья Криворучко предложила исполнить второй концерт Рахманинова (это была её дипломная работа в консерватории). Валерий Мягков расписал партию оркестра для ансамбля.  Наташа — солировала, а мы ей аккомпанировали. Это выступление было принято слушателями, особенно профессионалами, неоднозначно. Произведение известное. И вдруг такой неожиданный состав! Но мы были молоды, дерзки.  Кроме того, всем  очень хотелось играть.  Это было памятное событие. Потому что исполнить такое непростое произведение – здорово!

 

А это — очень памятная фотография. На ней изображён ученик нашей школы Игорь Денщик со своим преподавателем Юрием Борисовичем Стояновым. Сама его внешность неординарна. Очень высокий лоб, всегда одухотворенный взгляд. И такое радушие, когда видит своих учеников!  Одарённый музыкант, закончивший Ленинградскую консерваторию. Он был заведующим фортепианного отдела. Держал свой отдел  в таких ежовых рукавицах! Преподаватели должны были сдавать экзамены по фортепиано. Концертмейстеры тоже сдавали какой-то минимум, он заставлял их играть довольно сложные произведения.

 

Игорь Денщик (ученик Ю.Б. Стоянова), когда учился в «гнесинке» приезжал в нашу школу для того, чтобы готовиться к Международному конкурсу. Работал  у скрипачей концертмейстером и, трудясь над конкурсной программой, сыграл  сольный концерт. Программа этого сольного концерта очень сложная: «Мефисто-вальс» Листа, «Карнавал» Шумана. За непродолжительное время его пребывания в Певеке мы подружились. Я была ведущей на его сольном выступлении. Он так и не принял участие в этом конкурсе, слышала, что  уехал в Америку.

 

А ещё в нашей школе работал очень интересный педагог  с необычным именем, его звали Сергей Лоэнгринович Шатров. Он преподавал скрипку, приехал сюда ненадолго, но оставил очень яркий след.  Замечательный скрипач, он принимал участие в художественной самодеятельности, его пригласили в  вокально-инструментальный ансамбль «Арктика». Жизнь Сергея Шатрова была тоже необычной. Он участвовал в военных событиях в Афганистане. И когда я с ним познакомилась, ему было едва за 20. А  мне он сказал, что ему 24.  Потом выяснилось, что ему 26 лет, и я была обескуражена  таким непонятным «омоложением». Оказалось, что эти два года службы   он вычеркнул из своей жизни, и таким образом, пытался их забыть. Тогда я впервые серьезно задумалась о войне в Афганистане. Сколько жизней она искалечила!

 

В нашей школе трудился талантливый теоретик, окончивший Ленинградскую консерваторию – мой преподаватель по специальности и теоретическим дисциплинам —  Валерий Михайлович Бакулин. Благодаря этому человеку, я поступила в музыкальное училище по окончанию нашей школы, и была неимоверно счастлива! Потому как попала в среду единомышленников – людей, которые жили и дышали музыкой! Позже я познакомилась с   музыковедческими  работами Валерия Михайловича. Он так же  писал музыку к стихам. Эмоционально  играл на фортепиано, как никто в нашей школе!   Очень запоминающиеся и яркие у него были уроки. Рассказывая мне об образе, который надо было раскрыть в произведении, он подбирал нужные слова и был очень эмоционален. Мне это очень нравилось! Такой накал страстей! В мои 14-15 лет, когда жизнь воспринимаешь с некоторым чувством надрыва, когда бушуют эмоции, это было так по-новому, неожиданно,  искренно, и потому  понятно и близко! Бакулин был летописцем нашей школы, всегда ходил с фотоаппаратом. А ещё он очень здорово вел политинформацию (каждую среду), на основе материалов газеты «Аргументы и факты», которая только-только появились.

 

В тот период наша школа принимала участие в различных конкурсах. Чаще в областных, потому что Певек входил в состав Магаданской области. В 1984 году состоялась  Первая областная Олимпиада по музыкально-теоретическим предметам.

 

Передо мной лежат афиши. Они напоминают о том, как к нам в Певек, на край света, приезжали музыканты-исполнители: пианисты и скрипачи. Не знаю, каким образом они к нам попадали. Но это был настоящий праздник! Кто-то «сверху» серьезно думал о том, чтобы дать нам возможность общаться с «живой» музыкой. Концерты проходили в  старом маленьком двухэтажном здании, стоящем прямо на берегу Северного Ледовитого океана. Кстати,  наша школа была признана одной из лучших школ Магаданской области. Преподавательский состав – очень сильный, большая часть его была с   консерваторским образованием. Уровень преподавания, конечно, был довольно высоким,  сейчас я это вижу. И школьный контингент тоже был другим. Как результат этих двух составляющих – хорошая, крепкая игра учащихся, поступления в музыкальные училища страны.

 

 

Лина Смыкалова

0 не понравилось

Похожие новости:

С юбилеем поздравляю

  Сегодня Вы счастливо встретите Свое пятидесятилетие. А мы под праздничный шумок Вам прочитаем поздравок.

Певекской школе искусств 50 лет

  Семья Тибиловых, некоторое время с удовольствием проживавшая в Певеке, считает своим приятным долгом поздравить всех замечательных педагогов замечательной Певекской школы искусств с замечательным полувековым юбилеем! Желаем так держать и

Размышления концертмейстера

    Кто такой концертмейстер? Если мы заглянем в музыкально-энциклопедический словарь, то прочтём следующее: «Пианист, помогающий вокалистам, инструменталистам, артистам балета разучивать партии и аккомпанирующий им на репетициях и в

Золотой юбилей

  24 декабря 1981 года. В этот день я прилетела в Певек. Настроение и так было предновогодним, а тут еще полярная ночь с постоянной иллюминацией... Так Певек навсегда и остался в моей памяти праздничным, новогодним. Сразу пошла в ДШИ, где мне

Десять причин отдать ребёнка в музыкальную школу

  Несмотря на то, что ребенок фальшиво орет песни Чебурашки и слуха у него нет; Несмотря на то, что пианино некуда поставить и бабушка не может возить ребенка «на музыку»; Несмотря на то, что ребенку вообще некогда —